О, ковидиоты! Текст вышел в Деловом Петербурге полторы недели

Текст вышел в "Деловом Петербурге" полторы недели назад. С тех пор ситуация у меня в Аугсбурге сильно ухудшилась: число новых случаев заражения стремительно перелетело через "рубежные" 50 человек за неделю в пересчете на 100 тысяч жителей и сейчас уже почти вдвое вышел. В связи с чем почти во всем старом городе - маски обязательны и на улице, а после 22.00 алкоголь не продается ни в ресторанах, ни на вокзале, ни на автозаправках. И, если не ошибаюсь, встречи более чем впятером тоже запрещены. Хождение без маски обходится минимум в 250 евро, и полиции в самых тусовочных местах заметно прибавилось. Но текст, однако, своей актуальности еще не потерял.Диктатура туалетной бумаги«Covidiot» - свежее слово в европейских языках от английского до немецкого. Вот недавно в Берлине (возможно, вы слышали) без малого 40,000 ковидиотов вышли на демонстрацию против ковид-ограничений. Заодно там требовали  запретить 5G-связь, не принимать беженцев, пытались взять штурмом Рейхстаг и кричали: "Путин, Путин!"Пара подробностей для живущих в России. Демонстрация была запрещена (небывалый случай!) властями Берлина: заявленное число участников превосходило разрешённое в эпидемию; демонстранты не собирались соблюдать социальную дистанцию и носить маски. Однако суд Берлина запрет властей отменил, - такое с судами в Германии сплошь и рядом. Вторая деталь: впервые вместе собрались не только ковидиоты и конспирологи, но и ультраправые, с которыми раньше даже плоскоземельщики быть рядом брезговали. Причем нынешний переход через прежние границы политической гигиены свойствен, скорее, молодым, на которых перестала действовать послевоенная антитоталитарная прививка. В итоге такое объединение выглядит… ну, не знаю – как если бы в России упертые коммунисты объединились с упертыми православными. Впрочем, в России, кажется, они и объединились.Далее...

У нас была говённая эпоха

Текст, который ниже, я затеял писать для "Делового Петербурга", когда в очередной раз в фейсбучной группе "Журфаковцы" (или как там она называется, лень заглядывать, я сдуру подписался, отписываться тоже лень) кто-то разлил очередной кисель на тему "какое прекрасное время было, когда мы там учились!" Ну, и далее по списку - ах, какой прекрасный был декан Засурский! Ах, спасибо за знания!Говно был московский журфак. Там не было самого примитивного аналога creative writing school, то есть писать там не учили совершенно. Интервью брать не учили. Не учили элементарнейшим профессиональным вещам. А декан Засурский, с гордостью бормотавший, что университет это не ПТУ, чтобы ремеслам учить, годился лишь как средство от мух. Они дохли от скуки на его лекциях практически сразу. Его учебник "Американская литература ХХ века" ("писатель-дегенерат Джон Дос Пассос", плюс хвалы  американскому социалистическому сухарю, в котором даже имена и названия взаимозаменяемы, потому что неважно, написал Эптон Синклер "Джимми Хиггинса" или же Джимми Хиггинс написал "Эптона Синклера", это все сон про рабочий класс, которому снится рабочий класс) - пустейшая книга, не стоящая даже плевка. Меня этот Засурский как-то раз за распитие алкоголя выселил на семестр из общаги на улицу. Распитие состояло в том, что в общажную комнату, когда мы все были на лекциях, ввалился комсомольский оперативный отряд и устроил шмон. На антресолях нашли пару бутылок из-под водки. Я на водку денег не тратил, предпочитая вино, и про бутылки эти не имел ни малейшего представления. Однако - выселили. Я к журфаку относился единственно возможным образом: как карманник к в трамвае относится к чужому пальто. Схвати кошелек потолще (скажем, лекции по античности Кучборской или семинар социолога Грушина) - и прочь. Споры в московских пивных, а также не имевшие никакого отношения к журфаку Валерий Аграновский и Давид Самойлов дали мне профессионально куда больше, чем журфак с его инвалидной кафедрой "тыр-пыр", "теории и практики партийной советской печати". Каково же было мое изумление, когда в фейсбучной группе я прочитал панегирик Евгению Прохорову с его учебником "Введением в теорию журналистики". Прохоров, если кратко, был густопсовым совком, залившим в опалубку своей книжонки триста страниц образцового железобетона, состоящего из  терминов типа "волюативность и номинативность", не имевшего никакого отношения к журналистике, но зато имевшего к прохоровским доходам. И нас все эти "релевантности и адекватности" заставляли зазубривать наизусть, как и насквозь лживую историю КПСС. При том, что курса истории на журфаке и в помине не было - и, кажется, нет и сейчас. Но не удивлюсь, если ничтожнейший, фальшивый учебник Прохорова по-прежнему там в ходу.Далее...

Европейское покаяние: "Да вы там неграм скоро ноги мыть будете!"

Чему я начал учиться сначала в Англии, а завершиа (со сдачей прюфунга) в Германии, так это предмету "Не суди о жизни в стране, которой не знаешь". Скорость учебы от многого зависит - от работы и любопытства, от поездок и знакомств, от знания языка и объема чтения. Но сейчас я безошибочно, с первого абзаца, понимаю, чье суждение о Европе читаю: русского, живущего в Европе - или русского, глядящего на единую Европу как на объединение, в лучшем случае, пляжа с распродажей. Правда, среди многочисленных русскоязычных мигрантов в Германии нередок и третий тип: напыщенного идиота, навсегда влипшего в свой год отъезда, как комар в смолу, что по прошествии мильона лет заставит глядеть на него в восхищении (от смолы), - но не раньше.В общем, эта преамбула к тексту, опубликованному на "Росбалте" еще летом, но который я забыл тогда перепостить. Вот он.Европейское покаяние: забавно, ярко и очень эффективноКогда я читаю очередной комментарий к своим сетевым запискам из Германии то понимаю, насколько Россия не Европа. «Да вы там в бундесхалифате совсем сдурели перед всеми на коленях стоять! Скоро будете мыть неграм ноги, в День Мартина Лютера Кинга! И каятДалее...

Персональная деградация - это столбовая дорога к счастью. Так, кажется, во всем третьем мире

"Росбалт" давно просил меня написать текст про счастье, в какой-то момент речь шла даже о "рецепте счастья". Такой есть, но он до предела персонифицирован: так инуиты шьют под свое персональное тело, как платья, каяки, чтобы вода не попадала даже в перевернувшуюся лодку. Нынешний мой немецкий Hintergrund - существенная, но не единственная составляющая моего счастья.Текст на днях был опубликован, но сильно (хотя и с моего согласия) сокращен. Ниже восстанавливаю полный вариант. Он отчасти пересекается с моим последним видео о деградации довольно многих моих знакомых в России. К моему удивлению, это видео по просмотрам ушло в резкий отрыв на ютьюб-канале Губин ON AIR.ИСКУССТВО БЫТЬ В РОССИИ СЧАСТЛИВЫМРусских вариантов быть счастливым два. Ты либо утыкаешься глазами в цветочки на даче, либо языком в задницу власти. Есть еще и третий вариант, но он по ту сторону закрытых границ.Формула счастья известна любому биологу: мы счастливы тогда, когда ощущаем, что контролируем жизнь. Это как в автомобиле: на опасной дороге переднему пассажиру страшнее, чем водителю, хотя у водителя шансов погибнуть больше. Но у водителя лучше обзор встречной полосы, под ногой у него педали тормоза и газа, а в руках руль.Далее...

Еще раз: почему в России орут, а в Германии молчат

Тут мне написали, что смотрить ролики на ютьюб-канале "Губин ON AIR", пусть и про Навального, ну совсем неохота, потому что в текстах я свои идеи выражаю лучше. А перед тем писали, что вот когда я говорю, то все понятно, а когда пишу, то больно уж путано.Это я не к тому, что, блин, чего ж вы хотите, да еще за бесплатно?! - ну, понятно, что кому поп, кому попадья, а кому свинячий хрящик. Этро я к тому, что я сам больше всего люблю буквы на бумаге. Я человек книги. Мне бы, конечно, следовало родиться евреем в толерантной стране эпохи Возрождения - ну, хоть в Венеции, что ли, - изучать Тору, Мишну и Талмуд. О, я был бы начетчиком! О, я бы умел язвительной цитатой взбесить оплошного врага!.. Однако ж увы. А поскольку я и без Венеции и иудаизма человек книги и текста, то вот вам еще один из моих последних текстов, пусть и про Навального. Опубликован был неделю назад на Росбалте, ниже даю авторский вариант.Доктор Рошаль, супруги Навальные и молчание клиники CharitéЮлия Навальная в минувшие выходные очень резко ответила доктору Рошалю. Тот, как известно, предложил создать русско-немецкую врачебную комиссию для обсуждения отравления Алексея Навального. «В связи с этим, доктор Рошаль, - заявила Юлия Навальная, - я хочу сказать: мой муж - не ваша собственность. Вы не имели, не имеете и не будете иметь никакого отношения к его лечению. В первую очередь потому, что при отравлении ФОС не нужна помощь педиатра, а кроме того, вся ваша публичная деятельность последних лет не даёт мне ни малейшей возможности доверять вам и уважать вас. Вы выступаете не как врач, а как голос государства, и хотите не помочь больному, на которого вам плевать, а выведать информацию и выслужиться. Не берите грех на душу, особенно в столь почтенном возрасте».Далее...

Как теперь заниматься сексом, если даже намек на секс -абьюз? (Спойлер: да как при Пушкине примерно)

Забыл выложить вот этот текст. Он был написан для "Делового Петербурга" на злобу дня, но этой злобе предстоит еще очень долго литься на все койки мира. Парадигма сексуального поведения в очередной раз изменилась, и горе тому, кто этого вовремя не просек.НЕПРИСТОЙНЫЙ ОФЛАЙН Тема сексуальных домогательств надолго вошла в социальную моду и захватывает новые территории. Женщины, годами терпевшие унизительные приставания, сегодня называют имена не только домогавшихся их начальников и преподавателей, но и коллег. А также имена мужчин, которые их вообще не домогались, поскольку интересовались исключительно мужчинами. Но мужчина, домогающийся на работе другого мужчину, - это тоже ведь отвратительно, разве нет? И женщина имеет право публично заявить об этом.Мои друзья в фейсбуке разругались вдрызг, поскольку примкнули либо к партии Имеющих Право На Достоинство Женщин, либо к партии Реализующих Заложенное Природой Мужчин. Я с трудом сохраняю беспартийность. Да, сексуальные домогательства на службе действительно отвратительны и мерзки, и действительно сродни дедовщине в армии… пока исходят от того, кого ты точно не мечтаешь увидеть в постели. Потому что в другом случае имеются варианты. И, да, конечно, женщины имеют право рассказать об унижениях… Хотя для женщины публично об этом рассказать, и публично отказать, и даже абьюзеру пощечину дать означает повысить свой статус. А для мужчины отказать женщине значит понизить (по крайней мере, в России) статус до слабака, импотента и гея. Для многих эти смешные упреки смерти подобны, про пощечину уж молчу. Кто расскажет о мужских унижениях?! И, кстати, вопрос: если для униженных женщин так важно поставить заслон явлению, то зачем они так часто называют конкретные имена? С именами – уж больно похоже на месть. И второй вопрос, еще более интересный. Проблема в том, что если не сделать непристойного предложения, то не получить и сексуальной жизни: как минимум, до брака. И как тут быть? Что-то я не вижу на партийных знаменах идеи девственности до свадьбы.Далее...

Славянский дауншифтинг

Опубликовано было в "Деловом Петербурге", и откликов было немало. Видать, попал.СЛАВЯНСКИЙ ДАУНШИФТИНГСвою знакомую М. я встретил этим летом в маленькой балканской стране. Страна была похожа на хорошенькую кошечку, явно глядящую (судя по речи на улицах) в сторону Австрии или Германии. М. – с ее азиатскими скулами, заразительным смехом и той холеностью деловых женщин, что заставляет застывать возраст на отметке примерно 30 лет – смотрелась на фоне местного стиля жизни шикарно. Стиль жизни был милый, но с ленцой. А М. была – кипение крови, коня на ходу остановит, у коня из ноздрей дым…Мы не виделись лет шесть. В Москве М. была преуспевающим медиа-менеджером. А в этой стране занимается просто продажами. Получила ПМЖ и теперь ждет, чтобы подать на гражданство. По-местному болтает уже свободно. В Москву возвращаться не собирается: «Я не дура. Надеюсь, ты не будешь спрашиваться: как я могла променять Москву на задворки?..»Я только хмыкаю. В последней эмиграционной волне среди моих знакомых мало тех, кто уезжает в Нью-Йорк, Лондон, Берлин, Мюнхен, Париж, - как раньше. Куда больше тех, кто едет в славянские страны Европы. Крупный специалист по церковнославянскому языку теперь в Словакии. Известный галерист – в Черногории. Преподаватель музыки – в Болгарии. Один знакомый журналист в Словении, другой – в (или на?) Украине. Несколько человек в Польше. Про Чехию вообще молчу: популярнейшее направление!Далее...

Случай Навального: про врачей (убийц) и про палачей врачей (идиотов)

Ниже - текст, опубликованный в сокращенном виде на "Росбалте". Здесь восстанавливаю полный вариант. И, если совсем кратко - да, я дико разочарован поведением огромного числа тех людей, которых считал близкими мне по взглядам и убеждениям. Разочарован, в том числе, и поведением в сетях очень многих "эховцев", исключая Венедиктова, с которым, как раз, у нас непростые отношения (мягко говоря). Потому что Венедиктова интересует, как все было на самом деле, а прочих интересует наказание (или, как минимум, унижение) тех, кого они заведомо считают виноватыми. И это беспредел, подогреваемый злобой, глупостью (да, средний интеллигент в России сильно, имхо, поглупел по сравнению с советским) и той безответственностью, которую предоставляют соцсети любому высказывающемуся.И - предупреждая вопрос, почему я "бью по своим". Да просто потому, что чужие давно меня забанили, и с их мнениями (обычно предельно запредельными) я сталкиваюсь реже. Да и что обсуждать Симоньян или Киселева, которые многократно доказали и передоказали, что они негодяи. Да и что обсуждать путинскую опричнину, которая опричь всего - закона, морали, здравого смысла, благородства. А вот обсуждать тех, кто осуждает опричнину, но ведет себя точно так же, как она, имеет смысл. Потому что пока они ведет себя мерзко только в сетях, но можно представить, что будет, когда дорвется до власти. И на войне негодяев с негодяями, вы уж меня простите, я предпочитаю дезертирство.Навальный, бесы и врачиДалее...

Гомофобия как маркер цивилизационной (а также персональной) отсталости

Мой текст про природу русской гомофобии был недавно опубликован в "Деловом Петербурге". Впрочем, тут природа не столько русская, сколько общая со всеми отставшими странами. В них гомофобия практически всегдя является одной из духовных скреп - наряду с ненавистью к Западу, к иному цвету кожи, к иной вере, вообще к инаковости. Мне же было этот текст забавно писать, поскольку в Европе на сексуальную ориентацию сегодня обращают внимания не больше, чем на леворукость, веганство или непереносимость лактозы. Ну, веганка-амбидекстер покупает молоко без лактозы и подумывает, чтобы оформить свои отношения с подругой. Делов-то...Простая мысль, что тип сексуального влечения и сексуальных практик не имеет никакого отношения к морали, до стран третьего мира так и не достучалась. Хотя при этом самые прожженные русские гомофобы преспокойно занимаются фелляцией: ужас-с-сной перверзией, по меркам СССР. Это недомыслие формирует удивительную картину. В Европе геев или лесбиянок невозможно выделить взглядом в толпе: мужчиной, состоящим в гей-браке, может вполне оказаться вот этот добродушный толстяк с внешностью бухгалтера. А в России стигматизированные обществом геи рередко ярко маркируют себя, испытывая "синдром удода". "Удод, - растолковал мне как-то Паша Лобков, - маленькая яркая птичка, которой не скрыться от хищника. Поэтому она, защищаясь, обмазывает себя и своих птенцов фекалиями".Далее...

Соломенный Кремль Тут на сайте Republic.ru - он предоставляет материалы

Тут на сайте Republic.ru - он предоставляет материалы только для подписчиков, но я, например, второй год на него подписан, хотя почти исключительно ради Кашина - вышел неделю назад и мой текст. В ходе сложной литературоведческой дискуссии с редактором (был ли домик поросенка Ниф-Нифа сплетен из веток или выстроен на песке или и то, и другое?) название изменилось на "Соломенный Кремль", а кое-что сократилось. Поскольку "период охлаждения" с публикации истек, я, к радости составителей моего академического собрания сочинений, привожу ниже первоначальную версию.РОССИЯ КАК ДВОРЕЦ НИФ-НИФАЕсли будет идти, как идет, Россия до середины мая выйдет на второе место в мире по числу ковид-инфицированных.Хотя еще недавно были все преимущества периферийной страны.Во-первых, временной лаг. Когда пандемия уже накрывала Запад, в России были тишь да гладь, - можно было успеть набраться чужого опыта, научиться на чужих ошибках и, как минимум, успеть грамотно ввести карантин.Во-вторых, положение сбоку припеку Европы в сочетании с бедностью. Русские старики вечерами вместо кафе и ресторанов сидят по домам, две трети россиян не имеют загранпаспортов, а внутренняя транспортная сеть и цены таковы, что много не попутешествуешь.Далее...

Топы по Месяцам

Твиттер @t30p