Ре-до-соль, чуваки. Ре-до-соль..



Не реже раза в месяц мне звонит и (пишет чаще) какая-нибудь подруга или приятельница, которой срочно нужно выговориться.

Потому что муж накосячил в очередной раз и всё это давно носит системный характер, потому что уже никакой веры нет ни клятвам, ни обещаниям, ни сил, ни ну сколько можно, так больно, какого чёрта, за что он со мной так, боже, как больно, столько лет, столько жертв, столько проглоченных обид. Зой, ну как-так то?!

И каждый раз одна и та же реакция накосячившей стороны. Две реакции: или отмораживание, или агрессия.

Он либо орёт, что она – дура и пошла бы вообще, да-да, именно туда. Иногда углубляет: швыряет чем-нибудь в стену, с бранью и хлопаньем дверьми уходит куда-то туда, не её дело, куда, отключает телефон и не является до утра.

Она, понятно, не спала, звонила в больницы и друзьям (один из которых спокойно соврал ей, что нет, не видел, нет, не бухаем, нет, не у меня), не решалась позвонить его матери (а вдруг не у неё, тогда и мать спать не будет), запивала валерьянку корвалолом и да – кляла себя, что ну вот зачем она так, а вдруг с ним что, обязательно ведь теперь напьётся, а зима, а он без шапки и перчаток ускакал, осспади, только бы живой, не прощу себе никогда, лишь бы с ним всё хорошо, хер с ним, пусть творит, что хочет, лишь бы живой.

Он являлся через сутки или несколько, пропахший хорошо проведённым временем, торжествующе смотрел победителем (ну что, что ты мне сделаешь, рада, да, что пришёл, ну признай, дура, что рада) и заваливался спать, свалив в ванной кучу вонючей, разящей загулом одежды – стирай, хуле.
Она стирала.

Или на все её упрёки, на всю боль, на всю невыносимость того, что он опять натворил, ответом была глухая молчаливая обида. Бойкот. Уход с телефоном и одеялом на диван. Сутки, двое, трое молчания. Глухого и слепого к её боли и метаниям.

А ей было больно. Она проклинала себя, его, совместные годы, вполне всерьёз думала, как бы наложить на себя руки так, чтобы до него всё-таки дошло, что ей больно, больно, больно! Что её рвёт этими эмоциями, что ей и без его выходок много чего в жизни пришлось вынести и вся эта боль сейчас вскипела единым котлом бурлящего зелья и травит, жжёт, разъедает её изнутри. Аааа, больно!

А он просто отходит в сторону. Ему нормально. Он просто приходит, ест, пьёт чай, смотрит телевизор или ютубчики. Иногда посматривает в её сторону: успокоилась уже, али ещё нет? А, нет, ещё тянет душу обиженным взглядом? Штош, телефон, диванчик, с дурой не разговаривать. Скоро устанет себя грызть и сама прибежит.

И вот каждый раз, выплакавшись и много-много раз употребив слово "козёл" (а ещё слова "люблю", "так больно", "а как же дети"), эти женщины спрашивали у меня одно и то же: "Зой, как он может так?" Как может спокойно проходить мимо и жить какую-то свою жизнь, когда родная дорогая-любимая (сам вчера говорил) жена так мучается и так оскорблена?
Как он может? Как?!

Девы, да спокойно он может. Баба сломалась, надо или треснуть (агрессия), как по старой советской технике, авось начнёт нормально показывать. Или игнорировать, ага. Тогда не выдержит и сама прибежит, подумав и о любви, и о годах, и о детях, и о квартире, и о том, что скажут пресловутые люди, ага.

Эти попытки достучаться со своей болью до таких мужчин – чисто анекдот про басиста. Тот самый, в котором у всех участников рок-группы на сцене какие-то мысли и чувства. А что же думает басист? А басист думает: "Ре-до-соль, ре-до-соль".

Пока она мучается своими чувствами, он уходит физически или личностно. Выключается из ситуации. Он же знает, что её гнев скоро перейдёт в слёзы, слёзы в сомнения в своей правоте, сомнения – в самокопание и самообвинения. Реально ещё и прощения попросит. И чтобы больше не косячил, тоже просить будет. Жалобно. Тогда можно милостиво или отмахнуться, или согласиться. Ну а когда следы ссоры заметёт – спокойно продолжить. Сто раз так делал.

И ни капли он за неё не переживает, пока убегает из дома или уходит в другую комнату читать-играть, слыша, как она рыдает за стеной. Вот ни капли. Ему пофиг, он просто хочет, чтобы она быстрее прекратила.

Похуй им на чувства жены. Глубоко и тотально похуй. Бабу просто нужно дообидеть так, чтобы ещё и сама прощения просила. И женщин, с которыми это прокатывает, они находят очень легко. Чуют.
Особенно на запах крови к таким плыть хорошо. К тем, которых уже кто-то хорошо обидел до него.

Ре-до-соль, ре-до-соль, чуваки.
Ре-до-соль.

Зоя Атискова

источник - gera544gera544 
[0 ссылок 58 комментариев 2000 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Топы по Месяцам

Твиттер @t30p