Про демографию традиционного общества

Для того, чтобы разобраться в том: почему же современные страны чуть ли не в полном составе свернули на путь депопуляции – стоит несколько поподробнее рассмотреть ситуацию, которая была до этого. То есть, то самое «традиционное общество», которое – как обычно считается – проблем с демографией не знало. Поскольку рождаемость в «мире традиции» была высокая, причем, вызывалась она «автоматически», безо всяких государственных стимуляций данного процесса – никто там даже не думал платить за рождение и воспитание детей, скорее, наоборот, деторождение наблюдалось даже у самых бедных и обреченных слоев населения. (Если кто помнит, то слово «пролетарий» изначально означало именно нищих, имеющих только свое потомство.)В общем, внешне все в «мире традиции» выглядит красиво, и поэтому находится немало людей, которые считают, что для решения демографической проблемы надо «вернуть все взад». В смысле – обратиться к «опыту предков, к их исконной мудрости», при которых «демография росла». (Ну, и «переформатировать» общество соответствующим образом, ) Правда, при внимательном рассмотрении оказывается, что тут не все так просто – например, этот самый демографический рост очень долго был не сказать, чтобы значительным. И в действительности вплоть до 1920 годов (!) он напоминал, скорее, линейную функцию, нежели пресловутую экспоненту. (Которую предписывает «экологическая трактовка» демографических процессов.) Причина этого состояла в том, что указанной высокой рождаемости в традиционном обществе неизбежно сопутствовала и высокая смертность.Далее...

Россия и Запад: хроники гарантированного падения

Помню, как где-то во второй половине 2000 годов в РФ начали происходить довольно забавные вещи. А именно: стало возможным сравнивать жизнь в России и жизнь за границей. Нет, разумеется, это делать можно было и ранее – но раньше указанное занятие  превращалось в унылое воспевание преимуществ жилья «там», и еще более унылое перечисление страданий и боли «тут». Причем, под «тамом» подразумевались не только развитые страны Европы или США, но и любое государство за пределами бывшего Союза. Годились даже Болгария и Румыния. Да что там Румыния – даже Эстония и Латвия выглядели, как вершина комфорта и благосостояния по сравнению с униженной и разрушенной Россией.Нет, разумеется, была и тут определенная категория людей, которая могла позволить себе уровень жизни не уступающий – а часто и превосходящий «среднезападный». Это те, кого в 1990 годы начали называть «новыми русскими»: представители крупного капитала, высокопоставленные госчиновники, а так же – высокооплачиваемые представители «обслуги». (Все эти «медийные лица» - телеведущие, популярные певцы, модные артисты и т.д.) Они, понятное дело, всегда чувствовали себя более, чем прекрасно даже в жалкой России «образца 1995 года». Но эти категории людей, понятное дело, были не слишком многочисленными – и большинству недоступными для попадания. Поэтому любой иностранец или эмигрант – особенно эмигрант, кстати – воспринимался, как обитатель некоего Элизиума, который решил снизойти до нашей юдоли страданий.И вдруг – оказалось, что можно сравнивать. И что средний обитатель российской столицы или, даже, «миллионников», вполне может получать блага, сравнимые с обитателями второстепенных европейских городов. (И быть русским в подобной ситуации вовсе не стыдно!) Этот самый момент, в сущности, и породил феномен «развитого путинизма», как некоего компромисса между властью и населением. В результате которого последнее отказывается от всех претензий к «хозяевам страны» - включая претензии к разграблению природных ресурсов, роскошнейшей жизни и массовому вывозу денег за рубеж – в обмен на возможность хоть как-то снять то колоссальное состояние унижения, которое возникло в последние пару лет перед гибелью СССР, и стало крайне актуальным в первом постсоветском десятилетии. Далее...

Что бы ждало Россию без Революции?

Пока писал предыдущий пост, рассматривал материалы об Индии. И нашел много чего забавного. Например, вот: "Жители индийской деревни приговорили двух девушек к изнасилованию." Если кратко, то там про то, что в индийском штате Уттар-Прадеш жители деревни приговорили 23-летнюю Минакши Кумари (Meenakshi Kumari) и ее 15-летнюю сестру к изнасилованию за то, что их брат сбежал с замужней женщиной. Еще раз: сами женщины тут совершенно не причем, это их брат решил совершить "возмутительный поступок". Нет, он никого не убил, и даже не избил, не украл денег, не присвоил чужого имущества, и даже не танцевал в храме. Он просто взял, и влюбился в женщину, находящуюся замужем и уехал с ней.И за это с его сестрами решили совершить публичный акт насилия. Поскольку это - с т.з. обитателей данной деревни - позволяет восстановить "порушившуюся гармонию мира". Правда, сделать это не удалось, поскольку те успели сбежать. Но скольким этого не удалось? Кроме того, надо учитывать, что эти женщины оказались просто нищими, лишенными полностью имущества, с единственной перспективой в виде тяжелой и грязной работы. (Впрочем, останься они на месте - и перспективы эти были бы теми же самыми.) Ну, а самое главное: подобные сообщения из "Страны чудес" не являются сколь-либо уникальными. Скорее наоборот - подобные вещи давно уже никого не удивляют. Ну, разве что, сторонники "рассовой чистоты" могут повозмущаться "этим дикарям". (Последнее, кстати, забавно, поскольку индийцы не только не дикари, но и самые "эталонные" представители пресловутой "арийской расы".)Далее...

Современный мир – как пример кризиса иерархических систем

Удивительно: но на самом деле тот факт, что в современном мире происходит то, что можно назвать «кризисом сложности», известен уже давно. Собственно, подобные мысли начали высказываться еще лет двадцать назад, когда никакого особого кризиса «невооруженным глазом» увидеть было еще невозможно. И когда наоборот, казалось, что человечество вышло на этап невообразимого до того подъема, и движется  к пресловутой «сингулярности». За коей наступит то ли  период общего «постчеловеческого существования». (В виде генетически измененных существ, киборгов или, вообще, программ в компьютере.  То ли, период раскола человечества на неких «избранных» (которые и буду изменены) и «остальную массу». Впрочем, понятно, что обе этих «концепции» относились к одной и той же идеи «постчеловечества», которая, сама по себе, являлась производной от идеи «Конца Истории». То есть, от представления о том, что «либерально-демократическое» мироустройство есть высшая форма человеческого существования, и ничего более совершенного быть не может. А значит, дальнейшее развитие – если оно будет – станет развитием уже не человека, а некоего «постчеловеческого существа». («Трансгуманизм») Разумеется, не стоит думать, что данная альтернатива все нравилась: находилось немало людей, которые считали этот путь несущим страдания для большинства людей. Поскольку, как было сказано: согласно очень широкому «спектру идей» указанный переход могли пройти лишь незначительное число людей. Всем же остальным оставалось или же тупое полуживотное существование, или же, вообще, уничтожение. Далее...

Собственность и насилие

Интересно, но одной из самых «великих тайн» в устройстве современного общества выступает понимание природы пресловутой «собственности». В смысле, понимание того, какую роль играет обозначаемый данным понятием социальный механизм, и как он работает. Причем, это относится к самым элементарным вещам. Например, к тому, что собственность, по своей сути – это способ взаимодействия людей друг с другом, и ничего более. В том смысле, что «предмет собственности» в данном случае является всего лишь объектом, вокруг которого выстраиваются отношения – скажем, один человек запрещает другим им пользоваться, или, наоборот, разрешает подобное – но никак не полноправным их участником. Впрочем, в современном мире – где эти самые «предметы» все чаще принимают разнообразные «виртуальные формы», начиная от «оружия» в компьютерных играх и заканчивая «бумажным золотом» - с этим стало несколько полегче. (А вот в прошлом люди серьезно искали некие «особые свойства» у того же золота для того, чтобы понять, почему данный металл так сильно привлекает людей.) Однако есть вещи, которые так и остаются «скрытыми от разума» большинства. Например, тот момент, что для успешного функционирования института собственности необходимо государство. А точнее, не просто государство, а государство, проводящее активную политику террора по отношению к большинству населения. Эта особенность «собственнического механизма» является настолько «таинственной и запретной», что существует огромное количество людей, уверенных в совершенно обратном – в возможности наличия собственности без существования государства. Ну да: вся эта огромная масса либертарианцие и «анархо-капиталистов» любит утверждать, что государственный аппарат собственнику только помеха, что он только отнимает ресурсы у «честных труженников» и мешает им жить своими «запретами». (Под «труженниками», разумеется, подразумеваются эти самые собственники.) Но даже те, кто не заходит столь далеко, и сохраняет мысль о том, что государство собственнику не враг, а друг, обыкновенно считают, что собственность и террор есть вещи не связанные. И что вполне возможно устраивать собственническое общество на основании некоего «общего договора», применяя насилие только против тех, кто данный «договор» собирается нарушить. (Скажем, против воров и грабителей.) Далее...

Белорусия, левые и кризис современности

Судя по всему, события в Белоруссии перессорили российских – и нероссийских – левых посильнее, нежели события семилетней давности на Украине. Тогда – я напомню – российская левая разделилась на «замайданцев», «антимайданцев» и «нейтралов». Что воспринялось, как крайне печальное событие на фоне осознания необходимости единства. Впрочем, если честно, то подобный раздел тогда прошел практически по всему «политическому спектру», и некоторые его представители буквально не пережили данный момент. Например, подобное можно сказать про «русских националистов», которых пресловутый «майдан» и последующая за ним украинская гражданская война, просто убили. (В том смысле, что после 2014 года вести речь о националистах, как о сколь-либо значимой силе, стало невозможно.) Так же нечто подобное тогда пережили «патриоты», кои по результатам данных событий почти полностью переродились в лоялистов. (Т.е., быть «патриотом», и не любить текущую российскую власть, стало невозможным.)Левым, впрочем, тогда удалось выжить благодаря принятию идеи «это не наша борьба». То есть, благодаря признанию того, что столкновение украинских националистов с националистами русскими им чуждо. Разумеется, это был очевидный паллиатив, поскольку для людей, имеющих своей задачей улучшение жизни большинства в обществе – а именно этим, по идее, должны заниматься левые – любые значимые политические события являются ценными. Однако в указанных условиях делать было нечего – альтернативой была утрата левыми своей субъектности и встраивание их в тот или иной националистический дискурс. (Который – как было сказано выше – сам по себе находился в жестком кризисе.)Далее...

Миф о тоталитаризме. Завершение

Пора подводить итоги всех постов серии (1, 2, 3, 4). Впрочем, в прошлом посте это частично уже было сделано. В том смысле, что показано, что пресловутый «тоталитарный миф» - т.е, концепция о том, что Советский Союз представлял собой общество, в котором государство полностью подчиняло себе личность – являл собой последствия резкого снижения классового расслоения. В ходе которого «свобода» - впрочем, нет, свобода безо всяких кавычек – бывших представителей правящего класса действительно сильно упала. Свобода же всех остальных, напротив, выросла, и никакое «государственное подавление» этому процессу не мешало. Собственно, в прошлом посте уже были указаны моменты, благодаря которым «тоталитарный миф» появился на свет – те самые «три кита тоталитаризма». А именно: ухудшение положения «бывших», двойственное существование «нового начальства», и, наконец, сложность с адаптацией освобожденных масс к своему новому положению. Все это, взятое вместе, и создавало для непонимающих социальную динамику наблюдателей картину «того самого» тоталитаризма. Например, в том плане, что Советскому государству пришлось действительно создавать мощную пенитенциарную систему – пресловутый Гулаг – которого не было ранее. Причем, порой в этот самый Гулаг попадали не только уголовники – хотя последних там было большинство – но и лица, которых сейчас принято именовать «политическими». Хотя на самом деле «политическими» они были исключительно из-за того, что до этого были связаны с «политикой» - сиречь, с системой управления страны. (Даже если эта связь была достаточно косвенная, как у того же С.П. Королева, пострадавшего из-за того, что его работы «курировались» Тухачевским.)Далее...


Топы по Месяцам

Твиттер @t30p