Я же русский человек!

Расскажу-ка я вам ещё одну психиатрическую байку. Событиями, которые легли в основу её сюжета, поделился со мною Михаил, мой постоянный читатель. Приключилось всё в Северной Пальмире накануне очередного визита президента. Какие у него на этот раз были дела в городе — не столь важно. Раз едет человек — значит, надо ему. 

А раз человеку надо, у культурностоличной полиции и росгвардии наступает тот самый цирк с конями, цветами и мылом. Ещё Пётр наш Павлович Ершов почти два века назад чётко обрисовал их задачи: «...чтобы не было содому, ни давёжа, ни погрому, и чтобы никой урод не обманывал народ». Вот и проводят заранее беседы с теми, у кого на руках есть огнестрельное (а в особенности нарезное) оружие, а также с теми, кто у них на карандаше. 

Юрасик (назовём его так) на карандаш попал по глупости и с пьяных глаз. Он и в детстве-то был ершист без меры, и там, где до кого другого только начинало доходить, что его задели, Юрасик уже пять минут как дрался. За что ещё в детстве попал на малолетку. Ненадолго, но ему хватило. И появилось предельное и кристальное понимание, что больше сюда попадать не стоит. Лучше уж в психбольницу, если ещё раз так засветится. Тем более что с психиатрами на экспертизе во время следствия он уже успел плотно пообщаться, и даже что-то этакое в его характере они нашли.

Далее...

Keine Panik auf der Titanic!

Всё-таки склад ума у ответственных за гражданскую оборону особый. И в чём-то схожий, на каком бы предприятии, в каком бы учреждении они ни оборонялись. Нет, я согласен, что и медики того... порой могут разбудить ночью, чтобы дать снотворное, но сегодня речь о работниках ГО и ЧС.

В нашем суровом, но уютном государственном учреждении такой работник тоже есть. Нет, новый (ну относительно новый, что там какие-то неполных десять лет работы в дурдоме). Тот, который был раньше, успел всех примучить инструкциями и плакатами, и которому наш начмед предлагал вмонтировать в розетку в его кабинете динамик (иезуитский был бы ход, согласитесь: весь дурдом бы по очереди высказывал всё, что думает о ГОшнике, динамик бы это транслировал, и вот когда тот пришёл бы к главврачу и пожаловался, что голоса из розетки его ругают...), уже успел вовремя уйти на пенсию.

Вместо него пришёл человек новый, по-военному энергичный... но какой-то квадратный. Нет, не телосложением, а мышлением и построением фраз. Впрочем, не привыкать. Вполне себе безобидный товарищ. Но на днях он всё же отличился.

Далее...

Это к чему же нас писатели готовят?

Порой, выслушивая бредового пациента, задумываешься: ну вот определённо что-то такое есть в его словах и мыслях. Изначальная идея, так сказать. И если бы не организационные выводы, которые он делает, и не его дальнейшие действия... Ну так оно у нас со многими идеями так: хотели как лучше, а получается как всегда.

Валерий Павлович (назовем его так) перед тем, как лечь в стационар, лично настоял на том, чтобы я поделился с вами его опасениями. Мол, вас, доктор, люди читают, поэтому, может быть, кого-то мои мысли заставят задуматься. Дело-то серьёзное. Не одному же мне, дескать, по этому поводу переживать. Он-то не просто так сдаваться пришёл. Он спрятаться хотел. Либо на то время, пока угроза минует, либо пока у самого нервы станут крепче, и снова можно будет сидеть и опасаться, но уже дома. Сейчас-то уже сил нету никаких, а дурдом, при всей суровости его быта, остаётся островком стабильности в этом безумном мире.

Далее...

Вам лечиться или унитазы взрывать?

Расскажу-ка я вам ещё одну психиатрическую байку. Историю эту рассказал мне Михаил, мой постоянный читатель, и произошла она в городе на Неве. Было это в не столь далёкие девяностые, когда вся страна была занята делом. 

Кто-то ударился в слезливое покаяние за все грехи предыдущих властей, кто-то тихо млел от ставших вдруг такими любезными бывших стратегических противников, кто-то мучительно-мечтательно решал, куда бы так удачно сунуть свой ваучер, чтобы оказаться в шоколаде, на белом мерседесе и желательно на тёплых морях в личном бунгало, а кто-то, следуя заветам Маркса и Энгельса, шёл по проторенной дорожке накопления первичного капитала.

Николай же (назовем его так) просто ходил на приём в психдиспансер, обдумывая актуальную геральдическую проблему: нужен ли в композиции глобус, если на гербе биполярника изображать пингвина в обнимку с белым медведем? И если нужен — натягивать на него сову, или это уже лишний элемент? В какой-то момент разгулявшееся воображение нарисовало двуглавую биполярную сову с меридианами и параллелями по всей тушке, держащую лапах пингвина и белого медведя, на манер державы и скипетра, и Николай понял: да ну нафиг! Надо бы в очередной раз наведаться к участковому психиатру. А то, вон, уже и лекарства подъедены.

Далее...

Вам - вилы! Чтобы несколько скрасить горечь понедельника, расскажу вам

Чтобы несколько скрасить горечь понедельника, расскажу вам ещё одну психиатрическую байку. Самой историей, которая легла в основу её сюжета, любезно поделился со мною Михаил, мой постоянный читатель.

За всё время работы в нашем серьёзном государственном учреждении припоминаю несколько случаев, когда у доктора пытались выяснить: а много ли сумасшедших живет в доме (подъезде, на этаже, нужное подчеркнуть), где вопрошающий собирается прикупить себе квартиру? Причём донести до сознания человека, что есть такая вещь, как врачебная тайна, в этих случаях было крайне затруднительно: ну мне же надо, я же не из природного любопытства спрашиваю! Очень обижались, получив отказ.

А между тем, далеко не всегда соседство с человеком, который регулярно наведывается в наш диспансер, оказывается беспокойным или, паче чаяния, опасным. Бывает и, наоборот, полезным. Не верите? Ну тогда слушайте.

Далее...

Подарок доктору: чертёж личного финансового счастья

А вот и ещё одна психиатрическая байка подоспела. Не устаю повторять, что наши пациенты — в массе своей милые, душевные люди. И когда человек, не знакомый с психиатрией вплотную, спрашивает — мол, как же вы не боитесь с ними работать и постоянно общаться? — я отвечаю, что вот как раз с ними если проблемы и возникают, то они ожидаемые. Зато невозможно угадать, что способен отчебучить среднестатистический здоровый человек. А наши... да они просто лапушки!

Была тут на приёме у Оксаны Владимировны женщина. Приходила после очередной комиссии для продления инвалидности. Доктор постаралась усилить ей группу, что с учётом параноидной настроенности членов комиссии, усугублённой хроническим синдромом вахтёра и общим впечатлением, будто пенсию инвалидам они платят из своего кармана и словно от души эти деньги отрывают, было непростым квестом. 

Далее...

Всему вас надо учить!

Вот ещё одна психиатрическая байка, написанная по мотивам воспоминаний моего постоянного читателя Михаила. Егор (назовём его так) попал в это отделение уже третий раз. И снова мания подвела, а поскольку маньяк он оказался не особо-то сексуальный — так, взор горящий да мысли табуном, да ещё набравший пугающие обороты внутренний стержень с заострённым каудальным концом — то и отправили его не в какую-нибудь спецбольницу, а куда обычно.

Да, уже обычно, усмехнулся он про себя: третий раз — это уже система. Можно даже тихонечко гордиться: третий маниакальный эпизод — и опять осенью. Ну чисто Пушкин. Если бы ещё и рифмы умел плести такие же красивые... Впрочем, кому они сейчас интересны, эти рифмы. Народ сейчас всё больше по пирожкам. Так что, может быть, и к лучшему, что не Пушкин. Опять же, не пристрелят. А что отделение — так это уже привычное отделение. Жить можно.

Далее...

Мученик за веру Вот ещё одна психиатрическая байка , сюжетом которой

Вот ещё одна психиатрическая байка, сюжетом которой поделился со мной Михаил, постоянный читатель. Вопрос веры у нас в стране сложен и неоднозначен. С одной стороны, лет семьдесят ушло на попытку сформировать атеистическое мировоззрение советского гражданина, а это всё же больше, чем одно поколение. С другой стороны, и в бытность Союза этот номер не со всеми прошёл, а потом страну вдруг настигло похмелье всеобщего покаяния, и разница между количеством храмов и количеством отделений Сбербанка стала понемногу сокращаться. Лидерство, правда, прочно удерживают пивные, но тут и Сбербанку сложно конкурировать.

А вот с самой верой, размышлял Геннадий, прификсированный к больничной койке пятью метрами фланелевых вязок, у народа туго. Дефицит, потому и не все успели себе урвать, когда была раздача. Настоящая вера — она ведь не за страх, а... в общем, с нею надо родиться.

Далее...

Топы по Месяцам

Твиттер @t30p