Об отличительном признаке Православия в мире религий

Гуляем мы как-то жарким майским днем с одним американским коллегой по Кремлю, болтаем о работе, осматривая знаменитые соборы, и вдруг этот насквозь светский человек задает мне сакраментальный вопрос, который я часто слышал от наших людей во времена всеобщего интереса к религии: "В чем разница между Православием и Католичеством?"Как же приятно мне было услышать от него этот вопрос и поговорить о самом сокровенном с человеком из совершенно другой культуры. Я сразу же перебрал в уме несколько отличий, чтобы выбрать по-настоящему существенное – такое, из-за которого наша вера по праву именуется православной, но которое по большей части остается незамеченным самими православными.Начну с тех отличий, на которые принято обращать внимание. Чаще всего упоминают примат Папы у католиков и отсутствие такового у нас. На мой взгляд, это несущественное отличие, являясь сугубо организационным и, что важнее, отсутствуя на практике. Ведь главы поместных церквей у нас зачастую имеют не меньше, а иногда и больше, власти над другими епископами, чем Папа Римский в своей церкви.Филиокве – это уже серьезное богословское отличие. Но за всю церковную историю никто кроме Владимира Лосского не мог растолковать, почему это важно, да и Лосский не пользуется у нас большой популярностью ввиду чрезмерной сложности своих текстов.Непорочное зачатие Девы Марии – одна из католических фантазий, которых, слава Богу, нет у нас. Но, судя по практике благочестия, она едва ли создает серьезные отличия, поскольку культ Богородицы у нас и у них находится примерно на одном и том же уровне.Далее...

Откуда взялись диаконы, священники и епископы

Первые христианские союзы были созданы апостолами, которые постоянно странствовали по свету. Уходя из новой общины, апостолы оставляли вместо себя заместителей – старейшин (пресвитеров) или надзирателей (епископов). 

Церковный писатель Феодор Мопсуестский говорил, что вначале во главе церквей стояли апостолы, а их преемники уже не смели себя так называть и назвались епископами. Епископство представляло собой уже как бы другое, менее высокое служение, имевшее другое назначение и требовавшее других качеств. 

Епископы-пресвитеры не странствовали, как апостолы: они всегда оставались вместе с общиной и являлись центром и оплотом веры, вокруг которого сплачивалась паства. Начиная со II века, в церковной литературе появлялось все больше высказываний о высокой миссии епископства. Игнатий Антиохийский, отправляясь на мученичество в Рим, наставлял своих собратьев: «без епископа ничего не делайте», «где епископ, там должен быть и народ», «что одобрит епископ, то Богу приятно». 

Далее...

О Джоне Ленноне и его наследии

Ровно сорок лет назад был убит Джон Леннон – человек, который едва ли сильно преувеличил, сравнив свою группу по популярности со Христом. Несколько мыслей и ассоциацией с этим человеком-легендой:1. Леннон – не самый плодовитый автор в четверке, но те песни, что сочинены им, – это подлинные гимны всех тех, кому от жизни нужно нечто больше, чем внешнее благополучие. Strawberry Fields Forever, Across the Universe – эти песни так прошибают, что я их даже стараюсь лишний раз не слушать, а то потом требуются усилия, чтобы стащить себя с небес на землю;2. Хотя то, чем он жил и к чему призывал, кажется полнейшей утопией, современный мир, похоже, идет сейчас по пути, который завещал великий Леннон. В своей знаменитой песне Imagine он говорит о мире без религии, границ и собственности, указывая на то, что, пусть об этом можно только мечтать, таких мечтателей немало. Судя по тому, какой путь прошел Западный мир за сорок лет после его смерти, эти мечтатели ныне уже в высоких кабинетах, а не (только) на рок-фестивалях под открытым небом;3. При всем обаянии для меня хипповской культуры, которую Леннон возглавлял, она выражает инфантильный взгляд на мир. Вот как об этом отозвался А. Шмеман через день после его смерти:Телевизия показывает толпы плачущих людей около дома, где жил Леннон. Л. говорит, что в Spence девочки не могут от горя держать экзамены! Я мало что знаю о нем как человеке. Но я думаю, что всегда применим принцип – «по плодам их узнаете их…». Каковы же плоды этих «шестидесятых годов», эпонимом которых был Леннон? Именно тогда началось разложение Америки, рождение «молодежи» как судьи всех «традиционных ценностей». Тогда черное стало белым и наоборот, и все во имя какого-то «счастья», какой-то «жизни». Трагедия Вьетнама, наркотики, «половая революция», самоуверенность и самодовольство «молодежи», вся дешевка этих лет… И вот об этой «мечте», об этих «обманутых надеждах» теперь плачут, и «взрослый мир» страшно этим умилен.Далее...

Вопрос о предсуществовании Души.

         Я тут неожиданно столкнулся с полным бредом, но в принципе — это я наивный, думаю, что материализм и вера в Христа вещи несовместные, сам же знаю, что всё как раз наоборот, но думал, что где-то в благословлённых Церковью заведениях — иначе. Надо было внимательно читать френдов и помнить их завет: «Хочешь стать атеистом — иди в семинарию!»

Теперь вспомнил. Для меня никогда не стоит вопрос, как воплощается человек — воплощается он трудно, спускается сюда с приключениями и с трудом укореняется и потом девять месяцев держит родительскую пару «на взводе», даже если им, негодным, не очень-то и хотелось. Спросить женщин — так они вам многие расскажут, что и во сне своих детей видят заранее и знают имена и облик и способности, часто за много лет до рождения. Про мужчин я тоже такое могу утверждать с огромной уверенностью практика. Некоторые люди ждут-не-дождутся встречи со своими детьми, некоторые — боятся их как огня — и тому есть причины!

НО не тут-то было! Нормальное дело — читаешь «Житие Сергия Радонежского» — оно отличное, без купюр и редакций. Длинное. Автор — Филарет Московский. Понимаешь, пока читаешь, что Святой Святому — рознь и там своя иерархия. Понимаешь — что один свят личным прозрением и дерзанием «от противного», постепенно отщелушивая свои страстишки и укрепляясь на Пути. Другой — рождается уже таким, каким первый станет через годы практики. История Варфоломея-Сергия и его братьев — яркий пример. И старая память явно довлела — читать Варфоломей никак не мог выучиться заново, язык, видно, сменил. Но нет, как же.  Мы будем врать сами себе — но никогда не признаем реальность Духовного изначального неравенства, обусловленного , конечно же Волей Божьей, а чьей же ещё? Но через конкретное предыдущее развитие той или иной Души, пришедшей в мир.

Далее...

Что лучше - ислам или христианство?

Давно известно, что все верующие делятся на три разряда: сумасшедшие, мошенники и дураки. Так, по крайней мере, думает большинство тех, с кем приходится общаться в соцсетях. Для таких людей вопрос о преимуществах той или иной религии решается очень просто: чума на оба ваши дома. Или, выражаясь менее изыскано, одно дерьмо стоит другого.

Василий Перов. "Никита Пустосвят. Спор о вере"
Василий Перов. "Никита Пустосвят. Спор о вере"

Сами верующие тоже не особо любят спорить о вере. Мир для них делится на две части – единомышленников и всех остальных. Если они и затевают какие-то дискуссии, то только для того, чтобы лишний раз утвердиться в собственной правоте. Истина в  таких спорах дана уже заранее – надо только подобрать побольше аргументов, чтобы разгромить противника и доказать то, что и так было ясно с самого начала. 

В истории религиозных диспутов, кажется, не было ни одного случая, когда оппонентам удавалось перетянуть кого-нибудь на свою сторону только силой своих доводов. Даже святой Франциск Ассизский не смог убедить султана Камиля, что христианство лучше, чем ислам. Что уж говорить о современных интернет-миссионерах?

Далее...


Топы по Месяцам

Твиттер @t30p