Литературный четверг

- и сегодня у нас в гостях В.В. Вересаев, со своим настоящим из прошлого.


Викентий Викентьевич в Желтороссии, 1904 г.

Во-первых, я поздравляю всех с новым тегом "Литературный четверг": мы долго шли к нему и вот он наш. Здесь и сейчас. Несомненно и так далее.
Во-вторых, давайте же познакомимся с нашим гостем поближе. И тут надо сразу сказать, что настоящая его русская фамилия - Смидович. Казалось бы - да! да так и писал известный нам Б.С. Никольский в указанное время, когда первые вересаевские очерки "с японской войны" достигли Санкт-Петербурга: жид пакостит русской армии, а может быть и прямо на нее. Так вот - да, но - нет.

Нет, из польских дворян они, из Каменец-Подольска, родители его - врачи. Неудивительно, что и сам Викентий Викентьевич пошел по этой же стезе, заработав первую литературную известность еще за несколько лет до появления определений "самотопы" и "коекаки". Вы, конечно, слышали о "Записках врача"? Так что на войну Вересаев отправился уже с некоторой известностью и тем интеллектуальным багажом, приобрести который можно лишь имея опыт непосредственной работы "с людями".

А на войне ему открылась бездна звезд полна. Я очень люблю эти записки, поскольку некоторые выдержки из них можно применять в интеллектуальной игре "угадайка": вот это кусок, он о какой войне, не о Великой ли? Да верно так - ан нет. Всеобщий смех, бокалов звон. К сожалению, за все годы моей социальной активности сыграть с кем-нибудь в такого рода шарады мне не довелось. Но я полон, вы знаете, надежд и верю, что распространение всеобщего образования и моих книг окажут чудодейственное влияние на сердца и умы.

Ну а пока, предлагаю прочитать фрагмент из книги "На японской войне", написанной непосредственно во и сразу после оной. Итак, братцы, прошу под кат - все совпадения не случайны.



Из–за чего эта война? Никто не знал. Полгода тянулись чуждые всем переговоры об очищении русскими Маньчжурии, тучи скоплялись все гуще, пахло грозою. Наши правители с дразнящею медлительностью колебали на весах чаши войны и мира. И вот Япония решительно бросила свой жребий на чашу войны.

Русские патриотические газеты закипели воинственным жаром. Они кричали об адском вероломстве и азиатском коварстве японцев, напавших на нас без объявления войны. Во всех крупных городах происходили манифестации. Толпы народа расхаживали по улицам с царскими портретами, кричали «ура», пели «Боже, царя храни!». В театрах, как сообщали газеты, публика настойчиво и единодушно требовала исполнения национального гимна. Уходившие на восток войска поражали газетных писателей своим бодрым видом и рвались в бой. Было похоже, будто вся Россия сверху донизу охвачена одним могучим порывом одушевления и негодования.

Война была вызвана, конечно, не Японией, война всем была непонятна своею ненужностью, – что до того? Если у каждой клеточки живого тела есть свое отдельное, маленькое сознание, то клеточки не станут спрашивать, для чего тело вдруг вскочило, напрягается, борется; кровяные тельца будут бегать по сосудам, мускульные волокна будут сокращаться, каждая клеточка будет делать, что ей предназначено; а для чего борьба, куда наносятся удары, – это дело верховного мозга. Такое впечатление производила и Россия: война была ей ненужна, непонятна, но весь ее огромный организм трепетал от охватившего его могучего подъема.

Так казалось издали. Но вблизи это выглядело иначе. Кругом, в интеллигенции, было враждебное раздражение отнюдь не против японцев. Вопрос об исходе войны не волновал, вражды к японцам не было и следа, наши неуспехи не угнетали; напротив, рядом с болью за безумно–ненужные жертвы было почти злорадство. Многие прямо заявляли, что для России полезнее всего было бы поражение. При взгляде со стороны, при взгляде непонимающими глазами, происходило что–то невероятное: страна борется, а внутри страны ее умственный цвет следит за борьбой с враждебно–вызывающим вниманием. Иностранцев это поражало, «патриотов» возмущало до дна души, они говорили о «гнилой, беспочвенной, космополитической русской интеллигенции». Но у большинства это вовсе не было истинным, широким космополитизмом, способным сказать и родной стране: «ты не права, а прав твой враг»; это не было также органическим отвращением к кровавому способу решения международных споров. Что тут, действительно, могло поражать, что теперь с особенною яркостью бросалось в глаза, – это та невиданно–глубокая, всеобщая вражда, которая была к начавшим войну правителям страны: они вели на борьбу с врагом, а сами были для всех самыми чуждыми, самыми ненавистными врагами.

Также и широкие массы переживали не совсем то, что им приписывали патриотические газеты. Некоторый подъем в самом начале был, – бессознательный подъем нерассуждающей клеточки, охваченной жаром загоревшегося борьбою организма. Но подъем был поверхностный и слабый, а от назойливо шумевших на сцене фигур ясно тянулись за кулисы толстые нити, и видны были направляющие руки.

В то время я жил в Москве. На масленице мне пришлось быть в Большом театре на «Риголетто». Перед увертюрою сверху и снизу раздались отдельные голоса, требовавшие гимна. Занавес взвился, хор на сцене спел гимн, раздалось «bis» – спели во второй раз и в третий. Приступили к опере. Перед последним актом, когда все уже сидели на местах, вдруг с разных концов опять раздались одиночные голоса: «Гимн! Гимн!». Моментально взвился занавес. На сцене стоял полукругом хор в оперных костюмах, и снова казенные три раза он пропел гимн. Но странно было вот что: в последнем действии «Риголетто» хор, как известно, не участвует; почему же хористы не переоделись и не разошлись по домам? Как они могли предчувствовать рост патриотического одушевления публики, почему заблаговременно выстроились на сцене, где им в то время совсем не полагалось быть? Назавтра газеты писали: «В обществе замечается все больший подъем патриотических чувств; вчера во всех театрах публика дружно требовала исполнения гимна не только в начале спектакля, но и перед последним актом».

В манифестировавших на улицах толпах тоже наблюдалось что–то подозрительное. Толпы были немногочисленны, наполовину состояли из уличных ребят; в руководителях манифестаций узнавали переодетых околоточных и городовых. Настроение толпы было задирающее и грозно приглядывающееся; от прохожих требовали, чтоб они снимали шапки; кто этого не делал, того избивали. Когда толпа увеличивалась, происходили непредвиденные осложнения. В ресторане «Эрмитаж» толпа чуть не произвела полного разгрома; на Страстной площади конные городовые нагайками разогнали манифестантов, слишком пылко проявивших свои патриотические восторги.

Генерал–губернатор выпустил воззвание. Благодаря жителей за выраженные ими чувства, он предлагал прекратить манифестации и мирно приступить к своим занятиям. Одновременно подобные же воззвания были выпущены начальниками других городов, – и повсюду манифестации мгновенно прекратились. Было трогательно то примерное послушание, с каким население соразмеряло высоту своего душевного подъема с мановениями горячо любимого начальства… Скоро, скоро улицы российских городов должны были покрыться другими толпами, спаянными действительным общим подъемом, – и против этого подъема оказались бессильными не только отеческие мановения начальств, но даже его нагайки, шашки и пули.

В витринах магазинов ярко пестрели лубочные картины удивительно хамского содержания. На одной огромный казак с свирепо ухмыляющеюся рожею сек нагайкою маленького, испуганно вопящего японца; на другой картинке живописалось, «как русский матрос разбил японцу нос», – по плачущему лицу японца текла кровь, зубы дождем сыпались в синие волны. Маленькие «макаки» извивались под сапожищами лохматого чудовища с кровожадною рожею, и это чудовище олицетворяло Россию. Тем временем патриотические газеты и журналы писали о глубоконародном и глубоко–христианском характере войны, о начинающейся великой борьбе Георгия Победоносца с драконом…

А успехи японцев шли за успехами. Один за другим выбывали из строя наши броненосцы, в Корее японцы продвигались все дальше. Уехали на Дальний Восток Макаров и Куропаткин, увозя с собою горы поднесенных икон. Куропаткин сказал свое знаменитое: «терпение, терпение и терпение»… В конце марта погиб с «Петропавловском» слепо–храбрый Макаров, ловко пойманный на удочку адмиралом Того. Японцы перешли через реку Ялу. Как гром, прокатилось известие об их высадке в Бицзыво. Порт–Артур был отрезан.

Оказывалось, на нас шли не смешные толпы презренных «макаков», – на нас наступали стройные ряды грозных воинов, безумно храбрых, охваченных великим душевным подъемом. Их выдержка и организованность внушали изумление. В промежутках между извещениями о крупных успехах японцев телеграммы сообщали о лихих разведках сотника X. или поручика У., молодецки переколовших японскую заставу в десять человек. Но впечатление не уравновешивалось. Доверие падало.

Идет по улице мальчуган–газетчик, у ворот сидят мастеровые.

– Последние телеграммы с театра войны! Наши побили японца!

– Ладно, проходи! Нашли где в канаве пьяного японца и побили! Знаем!

Бои становились чаще, кровопролитнее; кровавый туман окутывал далекую Маньчжурию. Взрывы, огненные дожди из снарядов, волчьи ямы и проволочные заграждения, трупы, трупы, трупы, – за тысячи верст через газетные листы как будто доносился запах растерзанного и обожженного человеческого мяса, призрак какой–то огромной, еще невиданной в мире бойни.

* * *

В апреле я уехал из Москвы в Тулу, оттуда в деревню. Везде жадно хватались за газеты, жадно читали и расспрашивали. Мужики печально говорили:

– Теперь еще больше пойдут податей брать!

В конце апреля по нашей губернии была объявлена мобилизация. О ней глухо говорили, ее ждали уже недели три, но все хранилось в глубочайшем секрете. И вдруг, как ураган, она ударила по губернии, В деревнях людей брали прямо с поля, от сохи. В городе полиция глухою ночью звонилась в квартиры, вручала призываемым билеты и приказывала немедленно явиться в участок. У одного знакомого инженера взяли одновременно всю его прислугу: лакея, кучера и повара. Сам он в это время был в отлучке, – полиция взломала его стол, достала паспорты призванных и всех их увела.

Было что–то равнодушно–свирепое в этой непонятной торопливости. Людей выхватывали из дела на полном его ходу, не давали времени ни устроить его, ни ликвидировать. Людей брали, а за ними оставались бессмысленно разоренные хозяйства и разрушенные благополучия.

Наутро мне пришлось быть в воинском присутствии, – нужно было дать свой деревенский адрес на случай призыва меня из запаса. На большом дворе присутствия, у заборов, стояли телеги с лошадьми, на телегах и на земле сидели бабы, ребята, старики. Вокруг крыльца присутствия теснилась большая толпа мужиков. Солдат стоял перед дверью крыльца и гнал мужиков прочь. Он сердито кричал:

– Сказано вам, в понедельник приходи!.. Ступай, расходись!

– Да как же это так в понедельник?.. Забрали нас, гнали, гнали: «Скорей! Чтоб сейчас же явиться!»

– Ну, вот, в понедельник и являйся!

– В понедельник! – Мужики отходили, разводя руками. – Подняли ночью, забрали без разговоров. Ничего справить не успели, гнали сюда за тридцать верст, а тут – «приходи в понедельник». А нынче суббота.

– Нам к понедельнику и самим было бы способнее… А теперь где ж нам тут до понедельника ждать?

По всему городу стояли плач и стоны. Здесь и там вспыхивали короткие, быстрые драмы. У одного призванного заводского рабочего была жена с пороком сердца и пятеро ребят; когда пришла повестка о призыве, с женою от волнения и горя сделался паралич сердца, и она тут же умерла; муж поглядел на труп, на ребят, пошел в сарай и повесился. Другой призванный, вдовец с тремя детьми, плакал и кричал в присутствии:

– А с ребятами что мне делать? Научите, покажите!.. Ведь они тут без меня с голоду передохнут!

Он был как сумасшедший, вопил и тряс в воздухе кулаком. Потом вдруг замолк, ушел домой, зарубил топором своих детей и воротился.

– Ну, теперь берите! Свои дела я справил.

Его арестовали.

Телеграммы с театра войны снова и снова приносили известия о крупных успехах японцев и о лихих разведках хорунжего Иванова или корнета Петрова. Газеты писали, что победы японцев на море неудивительны, – японцы природные моряки; но теперь, когда война перешла на сушу, дело пойдет совсем иначе. Сообщалось, что у японцев нет больше ни денег, ни людей, что под ружье призваны шестнадцатилетние мальчики и старики. Куропаткин спокойно и грозно заявил, что мир будет заключен только в Токио.



источник - watermelon83watermelon83 
[8 ссылок 76 комментариев 2700 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



 
 

Твиттер @t30p

Twitter декабря 4, 01:00
Про боевую подготовку, армейскую жизнь и отчетность по ней. Фотоотчеты в том числе.Разведос тут немного набросил и https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=6927e730-9558-4445-8137-2222ef6ce9ec

Twitter декабря 3, 23:21
RT @DPSU_ua: Часто буває так, ща наш ранок починається у швидкому темпі. Зовсім не з кави та сніданку. Але ми знаємо, що наш неспокійний ра…

Twitter декабря 3, 23:21
@DPSU_ua Поздравляю, Вы попали в топ твиттера с 229 ретвитами и 2 ответами на 6е место http://www.t30p.ru/t https://twitter.com/DPSU_ua/status/1598932846420275200

Twitter декабря 3, 23:00
Древние профессии Женщины каких профессий привлекают мужчин? Кого онипредставляют в своих фантазиях?Сексуальных мед https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=7910f9ce-d857-46c2-ae27-19ff9ad3b3d9

Twitter декабря 3, 22:19
RT @brendi_kolia: Взяв з стрічки,закріплю в профілі щоб бачили всі!!. Жмурукуобнімаю!)) https://twitter.com/brendi_kolia/status/1598908746696359937/photo/1

Twitter декабря 3, 22:19
@brendi_kolia Поздравляю, Вы попали в топ твиттера с 151 ретвитами и 1 ответами на 5е место http://www.t30p.ru/t https://twitter.com/brendi_kolia/status/1598908746696359937

Twitter декабря 3, 22:19
RT @USApoRusski: Херсон – это Украина. Запорожье – это Украина. Донецк – это Украина. Луганск – это Украина. Крым – это Украина. #UnitedWit…

Twitter декабря 3, 21:58
RT @humortranslate: Как вообще мужики умудряются ЧАСАМИ обсуждать ЭТО? https://twitter.com/humortranslate/status/1598925116435402752/photo/1

Twitter декабря 3, 21:00
Вид из окна Вроде, ничего не меняется, кроме красок ) Два месяца назад. источник - miihaaiil[0 https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=17614270-8da4-4b57-9890-1da06d8215e5

Twitter декабря 3, 19:12
@boris0630 Поздравляю, Вы попали в топ твиттера с 336 ретвитами и 1 ответами на 3е место http://www.t30p.ru/t https://twitter.com/boris0630/status/1598944262174801920

Twitter декабря 3, 19:12
RT @boris0630: Когда впервые увидел дочь,которую защищаешь.... https://twitter.com/boris0630/status/1598944262174801920/video/1

Twitter декабря 3, 18:40
Парадокс идентичности – личность как блокчейнХочу обсудить с вами мысленный эксперимент, который не дает мне покоя. https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=718e4d27-7986-4a75-81ec-b825d838b71a

Twitter декабря 3, 18:00
Настройка своего wifi роутера в рабочей сети конторы лично для себяУ приятеля в большой конторе его десктоп (на Win https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=98993c2e-51a9-4dc6-bbce-269b6a62a0d2

Twitter декабря 3, 17:40
Чтиво номер 103. Джонатан Франзен, Стивен Кинг, Елена Михалкова, Батья Гуристья, ядовитые корни». Моя третья Михалк https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=85d9a7bc-7d12-47df-b394-b3aece17335c

Twitter декабря 3, 17:31
RT @mironov_fm: Выскажу непопулярную мысль. Если вы хотите изменить настроения среди мобилизованных, то лучше не обращаться к ним: "вы—убий…

Twitter декабря 3, 17:10
RT @igorlachenkov: Цікаво, Порошенко колись хтось скаже, що ботоферми тільки йому шкодять, а його піарники зливають кошти на нереальний крі…

Twitter декабря 3, 17:00
У вас сухо дома? Все эти известные детские блогеров пишут о том, что "зимой дома не должно быть слишком сухо, то ес https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=829f78ff-b76b-451d-a110-bedc99b501c7

Twitter декабря 3, 16:40
Тайна висящей арки в КарнакеЭто фото сделано в крупнейшем в мире храмовом комплексе в Карнаке в 1856 году. До первы https://blog.t30p.ru/post.aspx?id=a55f7927-68cf-4a64-af31-2ccc00588b14

Twitter декабря 3, 16:09
RT @prof_preobr: Совет тем, кто считает, что существуют плохие народы - неважно, русский, перуанский, украинский или сенегальский. Сдайте т…

Twitter декабря 3, 14:26
RT @ian_matveev: На общих фото даже видно, что для оленевода Собянина построили отдельный "военный городок" https://twitter.com/ian_matveev/status/1598697167358599170/photo/1

follow me