Миф глобализации и война

В прошлом посте  рассматривался вопрос о «капитализме с человеческим лицом» - он же «государство всеобщего благоденствия». Которое в действительности являлось старым добрым – а точнее, старым недобрым – империализмом, лишь несколько «облагороженным» под действием давления рабочего движения и «советской тени». Теперь же хочется рассмотреть еще одно популярное сегодня заблуждение на тему «текущей формации». А именно: идею «глобализации» или «глобализма».

Кстати, «глобализация» обычно идет тандемом к «человеческому лицу» в плане создания образа «блистательного Валинора» из капиталистического Запада. Ведь что означала эта «глобализация» для своих фанатов? А то, что теперь одна из самых страшных бед «досовременного мира» - а именно, война – является невозможной. По той простой причине, что весь мир сегодня охвачен одними и теми же корпорациями, фабрики которых разбросаны по всему миру – а значит, этим самым корпорациям нет никакой нужды в войне одной страны с другой. Да и вообще, постулировалось, что «время национальных государств прошло», и что теперь ведущую роль будут играть эти самые корпорации. Которые, собственно, и становятся единственно значимыми субъектами современного мира.

Более того – национальным государствам предрекалось вообще, исчезновение в качестве формы организации общественной жизни, предрекалась замена их на некие «регионы» и отдельные города-мегаполисы. (Полисы?) Разумеется, касалось это и населения этих самых стран, которое должно было сменить свою «национальную идентичность» на что-то иное. В самых «смелых» предположениях, вообще, считалось, что обитатели Земли расколются на небольшое сверхобразованное «глобалистическое меньшинство» - «новых кочевников» - и огромную «серую массу», существующую то ли за счет подачек со стороны этих кочевников, то ли за счет натурального хозяйства.

* * *

Самое, наверное, удивительное в этих прогнозах было то, что они чуть ли не один к одному повторяли знаменитую «Железную пяту» Джека Лондона от 1908 года. Однако, в отличие от американского писателя, их авторы относились к описываемому «будущему» с очевидным восторгом. В том смысле, что они чуть ли захлебывались от радости при мысли об указанном неравенстве. (Даже если формально и писали в алармистском тоне.) Ну, а самое главное – эти апологеты-мыслители, судя по всему, не были знакомы ни с романом Джека Лондона (настоящий интеллектуал читает только модные книги!), ни с тем, что он – этот самый роман – оказался совершенно не соответствующим действительной реальности. (Впрочем, понятно, что второй пункт вытекает автоматически из первого.)

Да и вообще, сторонники «глобализма/глобализации» оказались удивительно исторически невежественными. В том смысле, что они, судя по всему, ни сном ни духом ни слышали про то, что в жизни человечества уже был период, в котором деньги и люди спокойно перемещались через границы. И в котором, например, российские помещики ездили в Париж, как к себе домой, а в по российским улицам катались трамваи, выпущенные немецкой фирмой «Siemens». Впрочем, последняя, вообще, вольготно чувствовала себя на российской земле, имея значительные капиталовложения в местную промышленность. (Половина энергетики тут была именно «сименсовкой». Ну, а вторая половина – «эдиссоновской».) Но только этим участие германского капитала в экономике Российской Империи не исчерпывалось: например, немецкие деньги играли значительную роль в судостроении, включая военное.

Впрочем, с ними соперничали английские, а в особенности – французские капиталы, которые охватывали практически все высокотехнологичные области Империи. (Вместе с английскими и французскими технологиями.) И, разумеется, Российская Империя тут была не исключением. В том смысле, что капиталы «большой четверки» (Британия, Франция, Германия, США и примкнувшая к ним Бельгия) в это время – а речь идет о самом начале XX века – встречались, а порой господствовали практически по всему земному шару. Везде – в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке, на Балканах и т.д. – германская электротехника боролась с американской, а французские банки с английскими. В магазинах по всему миру продавались британские ткани и французские вина, французские консервы, немецкие готовальни, британские туфли – ну и т.д.,и т.п….(Только продукты – в связи со слабым развитием холодильной промышленности – были, в основном, местные.)

Отсюда неудивительно то, что и тогда выдвигались ровно те же самые аргументы относительно в плане «завершения истории национальных государств». И так же находилось множество сторонников идеи того, что человечество будет и дальше стремительно двигаться по пути прогресса и гуманизма –за исключением, понятное дело, некоторых отсталых народов, коих надо «прогрессировать» и «гуманизировать». («Гуманитарные бомбардировки» в этом мире заменялись канонерками.) И конечно же, тогда так же считалось, что «большие войны» остались в прошлом веке. Была даже выпущена особая книга «Великая Иллюзия» Нормана Энжела, в которой доказывалась, что мировая экономика стала настолько открытой и «переплетеной», что никакая война между «великими державами» больше невозможно. Разумеется, помимо «Великой Иллюзии» были и другие материалы подобного толка, но именно эта книга была написана настолько логично, что стала бестселлером. В 1910 году – за четыре года до начала Первой Мировой войны.

* * *

Впрочем, была тогда – в начале ХХ века – и некоторая разница с текущей ситуацией. Которая состояла в том, что тогда была группа мыслителей, которые понимали, что дело обстоит иначе. Это, разумеется, марксисты, опирающиеся на знаменитое энгельсовское: «Для Пруссии — Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны…» Поскольку для марксистов – знающих реальную логику развития социальных систем – никакой «прогресс» вместе с «гуманизмом» не застилал им глаза. И то, что никакое «отмирание государств» вместе с армиями и мировыми войнами в текущей ситуации – т.е., при сохранении капитализма – невозможно, они знали так же железно.

Так как это следует из того, чем же реально является государство в классовом обществе. А является оно – как уже не раз говорилось – инструментом насилия в руках правящего класса. Посредством которого последний принуждает всех остальных к выполнению нужных задач. (Нужных, разумеется, для самих капиталистов.) Причем, это касается и «внутренней политики» - т.е., предотвращения рабочих восстаний и подавления любого инакомыслия. И политики «внешней» - т.е., обеспечения рынков сбыта для произведенной продукции и дешевого сырья для ее же производства. Поэтому-то марксисты в пресловутом «мировом концерте» открытости для людей и капиталов начала ХХ века четко видели совершенно обратные «нотки», происходящие от «великих держав». Которые – активно продвигая идеи фритредерства для «всех остальных»– при этом не менее активно старались защитить свою экономику от конкурентов. Постепенно закрывая ее, и «выдавливая» чужие деньги. (В те слаборазвитые страны, которые – высунув язык и пуская слюни от умиления – жадно глотали всевозможные «современные идеи» о прогрессе и гуманизме.)

Причем, чем дальше – тем активнее становилось это самое «выдавливание», охватившее практически весь мир. И, что самое главное – с приходом на «широкий рынок» Германии и США – стало понятно, что только на колониальных столкновениях дело не остановится. Кстати, забавно – но до определенного времени как раз пресловутая «Пруссия-Германия» вела себя крайне миролюбиво, старательно избегая «глобального конфликта». В том смысле, что во всевозможных «алжирских» или «балканских» кризисах она «трусливо» принимала условия Британии, отступая на заранее подготовленные позиции. Прощупывая, так сказать, силу тогдашнего гегемона. Но при этом прекрасно зная, что однажды наступит момент, когда можно будет уже не отступать. Какая-нибудь глупость на Балканах, да…

* * *

То есть, необходимость Мировой войны вытекала тогда – и вытекает всегда – из самой сути капитализма. (По крайней мере, в рамках марксистской парадигмы.) Поскольку капитализм характеризуется двумя базовыми, неотъемлемыми вещами: конкуренцией и концентрацией капитала. Которые, свою очередь, приводят к тому, что, рано или поздно, капитал оказывается, фактически сконцентрирован в нескольких «ядрах» - кои будут совпадать с пресловутыми «национальными государствами». Просто потому, что сами «национальные государства» являются, как уже было сказано, прежде всего, аппаратом насилия правящего класса. (Отказываться от которого было бы величайшей глупостью.) И да: никакие «ЧВК» заменить государство «на рынке насилия» не могут, поскольку уровень вооруженности последних, в любом случае, ниже, нежели у «официальной» армии. (Именно поэтому – по мере нарастания межкапиталистических противоречий – разного рода «ост» и «вест-индские компании» в XIX столетии были заменены на прямое присутствие государства.)

Ну, и разумеется, сейчас эти самые «базовые вещи» совершенно не отличаются от того, что было сто с небольшим лет назад. В том смысле, что конкуренция и концентрация капиталов есть сущности, напрямую вытекающие из капиталистического базиса. Из индустриального производства, основанного на высоком уровне разделения труда, которое неизбежно требует высокоотчужденной работы за зарплату. То есть, из того самого сочетания уровня развития производительных сил и производственных отношений, которое является альфой и омегой для того, что в марксизме принято именовать «формацией». И значит – Мировая война является сейчас такой же неизбежностью, что и в начале ХХ века.

Еще раз: разумеется, можно придумать множество иных моделей, которые будут иметь совершенно иной «финал». На самом деле число последних неограничено: см. всю современную фантастику. (То есть, можно представить, что лет через десять людей будет изменять генетически, что им будут встраивать «чипы для управления», что человечество полетит к звездам и получит неограниченный источник энергии, что люди будет погружены в «Матрицу», ну и т.д., и т.п. Но эти модели – судя по всему – будут иметь нулевой прогностический потенциал. Так же, как любые социально-экономические модели «немарскисткого типа», созданные в последние тридцать лет, которые ни в одном случае не привели к верным прогнозам.

* * *

Кстати, забавно – но когда я в начале 2010 годов перешел на «марксистскую платформу», то практически сразу же понял, что развитие истории в ближайшие десятилетия будет идти по линии противостояния Китая-США. И это при том, что тогда считалось, что КНР – это «мастерская Штатов». Подобное представление даже именовалось словом «Симерика» (Chimerica), от China и Америка. (Как пишет Вики, это неологизм от 2006 года.) И что «там и там капиталы Ротшильдов и Рокфеллеров», которые, понятное дело, не будут воевать сами с собой. Однако, при этом сходство между поведением Китая и Второго Рейха, а так же США и Великобритании начала XX века было настолько велико, что можно было только поражаться тому, как люди умудряются это не замечать.

Впрочем, указанный момент некоторые не замечают даже сегодня: да, апологеты «симерики» и «однополярного мира» существуют по сей день, причем, среди «официальных интеллектуалов» они господствуют. Что еще более приближает мир… впрочем, о том, куда и как современные «штатные мыслители» приближают (и что они приближают), надо говорить отдельно. Тут же можно только еще раз сказать, что события последнего времени явственно доказывают верность именно марксистской модели истории. (И неверность всего остального.)

P.S. И да: концепция о том, что «ковидный карантин может заменить Мировую войну» в свете вышесказанного очевидно выглядит бредовой. Хотя, конечно, сама эта «ковидная пандемия» может свидетельствовать о том, что мир действительно «возвратился» к ситуации конца XIX –нач. ХХ веков. Когда разного рода болезни с потрясающей регулярностью потрясали весь мир. (В том числе и эпидемии «инфлюэнцы», в которой относили не только грипп, но и другие виды ОРЗ.)



источник - anlazzanlazz 
[2 ссылок 73 комментариев 2200 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Топы по Месяцам

Твиттер @t30p